Потребность друг в друге

28. Окт 2021 | Статьи

Кадри Сакала (www.kadrisakala.ee)
Журнал «EMA», лето 2020

Глобальный кризис и незнание будущего, наряду с другими озарениями, напомнили нам о том, насколько мы связаны друг с другом. Мы привыкли воспринимать зависимость как негатив, но всегда ли это так?

Эпоха вопросов без ответов, в которой мы оказались весной, заставила многих осознать, насколько мы уязвимы. В ситуациях, подобных нынешней, когда мы не можем предсказать, что принесет завтрашний день, мы начинаем чаще замечать, насколько хрупкие и нежные мы в одиночку, и как сильно мы нуждаемя друг в друге. Как общество, мы как будто стоим друг у друга на плечах, где мы все связаны невидимой нитью – вытяните одну нить, вокруг всё начинает рассыпаться.

«Я» и «мы»

Если посмотреть на историю, мы увидим, что на протяжении веков в центре внимания общества было в основном «мы». Индивидуальное «я» должно было подавляться и часто оставалось нереализованным. Теперь мы впали в другую крайность, где в фокусе «я», а «мы» исчезло.

В капиталистической системе мы все больше и больше отходим от таких ценностей, как общность и принадлежность, давайте посмотрим хотя бы на то, что многие из нас живут довольно далеко от родителей и родственников, и вместо родственных связей мы сосредоточены скорее на статусе и материальных благах. Если ко всему добавить, что наш мозг нацелен на выживание и в условиях недостаточной сознательности заставляет человека поддаваться импульсам, думать только о собственной выгоде и руководствоваться целью выжить любой ценой, то в результате получится картина мира, где идет погоня за деньгами и статусом, как будто от этого зависит жизнь.

Чем больше внимания уделяется внешнему, тем меньше места остается для поддержания отношений, что, в свою очередь, разрушает доверие и безопасность между людьми. Но такая модель поведения идет вразрез с биологией. С тем, как мы устроены. Вместо того, чтобы выбирать между «я» или «мы», здоровым подходом был бы: «Я» и «Мы».

Мы нуждаемся в других

Было проведено большое количество исследований, и все они показывают, что ничто не влияет на наше психическое и физическое здоровье больше, чем отношения – потребность любить и быть любимым. Ученые Умберсон и Монтес ссылаются на свой собственный мета-анализ, опубликованный в 2011 году, который показал, что эмоциональная изоляция убивает, а эмоциональная привязанность делает нас здоровее и сильнее. Мы также знаем, что самым лучшим лечением для человека, пережившего травму, помимо терапии, являются его/ее близкие отношения („Trauma and Families: Fact Sheet for Providers”, February 2011). Исследования также показали, что люди, которые испытывают физическую и эмоциональную близость и связь с другими людьми, теряют потребность в злоупотреблении наркотическими веществами. Мы рождаемся с потребностью в контакте и чувстве безопасности, и эта потребность остаётся у нас на всю жизнь. Природа не зря дала нам окситоцин и зеркальные нейроны. Зеркальные нейроны помогают нам ставить себя в положение другого человека, угадывать и чувствовать его чувства. Окситоцин, который активируется как при физической близости, так и при мыслях о близких, повышает уверенность в себе, помогает вам расслабиться, стать более чуткими и выйти из состояния «обороны».

Благодаря окситоцину наш мозг становится гораздо более пластичным в то время, когда мы испытываем чью-то любовь или любим сами. В эти моменты возможно создание новых связей между нервными клетками мозга, что может сопровождаться новыми представлениями и поведением. Именно тогда у нас есть наилучший шанс научиться сильнее любить, лучше поддерживать наши отношения и смотреть на мир новым и более здоровым взглядом. Мы существа, живущие в отношениях и созданы для долгосрочных отношений. Здоровые отношения создают здоровый мозг. Нам нужно менять наши отношения, чтобы изменить свой мозг.

Учимся заботиться

В близких отношениях люди преданы друг другу. Они эмоционально присутствуют, взаимно делясь своими потребностями и чувствами и слушая друг друга. Они выражают как свое сочувствие и нежность, так и свою боль и разочарование. Они не бегут от конфликта, но с радостью предлагают утешение и извиняются, если видят или слышат, что другому стало больно. И они постоянно интересуются тем, как они могут еще лучше любить друг друга и укреплять свои отношения.

Нужно учиться строить и поддерживать отношения, эта мудрость не приходит сама по себе. Если мы не можем расти в богатой отношениями и здоровой среде, где взрослые сами разбираются в отношениях, ребенку будет очень трудно научиться создавать и поддерживать отношения, которые поддерживают психическое здоровье человека. Чем больше ребенок общается со здоровыми взрослыми, семьей и обществом, тем лучше развивается его мозг. Мозг нуждается в тренировке как мышцы – чем больше вы используете какую-либо часть мозга, тем сильнее он становится. Когда части мозга, участвующие в построении и поддержании отношений и любви, не находят большого применения, нейронные связи ослабевают, и человек остается неуверенным в отношениях.

Нужно понимать, что у нас есть потребности, за которые мы можем отвечать только сами, но у нас также есть потребности, для которых нам нужны другие люди. Для психического здоровья важно признавать и то, и другое.

Опасные последствия

В нашем обществе чаще учат тому, как важны независимость и обретение положения, и гораздо реже детей обучают навыкам, необходимым для построения и поддержания здоровых отношений, таким как навыки сотрудничества. Мало того – незаметно мы учимся бояться друг друга, а также своих собственных чувств и потребностей. Мы живем в мире, где мальчики растут с осознанием того, что, когда они показывают свою слабость, они похожи на девочек. Женщины – охотницы, мужчины – скоты, и ценность девушки заключается в ее внешности. Чем дольше будут сохраняться такие учения, тем более разобщены мы как общество, потому что тогда мы больше сосредоточиваемся на том, что нас разделяет, а не на том, что объединяет.

Но если мы идем против биологии и больше сосредотачиваемся на себе, на своей обособленности, индивидуальности, то возникнет реальная опасность для нас и для наших детей. Мы уже видим последствия этого повсюду. Когда мы не можем установить контакт с нашими близкими, мы начинаем устанавливать контакт с чем-то другим – наркотиками, едой, работой, физическими упражнениями, отношениями на стороне, азартными играми и т.д.

Ситуация осложняется злоупотреблением сиденьем перед экранами. Из исследований мы знаем, что это может привести к усилению изоляции, потому что люди не могут испытывать физическую близость и контакт. Это, в свою очередь, связано с депрессией, тревожностью и нарушениями сна, самоубийствами и болезнями.

Как возникают душевные травмы?

Человек творит зло, когда его душа разбита. Если мы испытываем достаточно зла, мы можем говорить о травме, которая очень затрудняет доверие и зависимость от других. Как терапевт, я встречала многих мужчин и женщин, которые невольно разорвали свои отношения. Когда мы начинаем распутывать эту тему, мы всегда возвращаемся в свое детство. Обычный сценарий —  росли с одним родителем, которому по какой-либо причине пришлось справляться самостоятельно. Поэтому у него/нее не было достаточных ресурсов, чтобы оказывать ребенку безраздельное и постоянное позитивное внимание. В другом типичном сценарии один из родителей (или оба, или новый(ая)партнер(ша) родителя) либо эмоционально, либо физически отсутствовал(а), злоупотреблял(а) наркотиками, страдал(а) психическим расстройством или испытывал(а) и/или где происходило эмоциональное, физическое или сексуальное насилие.

Из исследований мы знаем, что люди, у которых здоровые и заботливые отношения во взрослом возрасте, как правило, выросли в богатой отношениями, стабильной и безопасной среде, которая дала им словарный запас чувств и опыт, необходимый для социального взаимодействия. Мы знаем, что богатая отношениями среда с целым рядом здоровых контактов имеет решающее значение для восстановления после травмы. И мы также знаем, что каждый человек, который живет достаточно долго, переживает, по крайней мере, одну травму в жизни, обычно даже больше.

Как терапевт, я была очень встревожена, слыша, как люди, посещавшие духовные тренинги, часто делятся советом о том, как нужно быть независимы от других, и когда больно, то нужно справляться с этой болью в одиночку. Я согласна – мы действительно отвечаем за то, как мы справимся с травмой, но для того, чтобы исцелить травму, нам нужны другие люди. В индивидуализме нет ничего духовного. Если посмотреть на любую религию, все они говорят о сострадании, понимании, ответственности, прощении, связи и любви. Более того, именно анти-зависимость позволяет человеку быть психопатом, потому что он не воспринимает привязанность. Восприятие привязанности является необходимым условием для сопереживания, которое является основой любых здоровых и близких отношений.

Негативная зависимость

Да, негативная зависимость, известная как созависимость, также существует. Термин «созависимость» относится к взрослому человеку, которому трудно испытывать близость. Пиа Меллоди пишет в книге «Созависимость», что один из созависимых может быть слишком зависим от другого, желая, чтобы другой человек ухаживал за ним. Типичным примером этого является родитель или бабушка с дедушкой, которые не смогли уделить внимание тому, чтобы вокруг ребенка было богатство отношений. Они упрекают ребенка, говоря: «Ты мне совсем не звонишь.» Таким образом они возлагают на ребенка ответственность за свое благополучие, вместо того чтобы взять ответственность за свои потребности в свои руки, позвонить первым и выразить свою тоску, признавшись: «Мне нужно, чтобы мы больше общались». А может быть, поразмыслить и обсудить с ребенком, почему он не хочет так часто общаться. Созависимый(ая) также может быть антизависимым(ой) – ему/ей  трудно просить о помощи и делиться своими желаниями и потребностями. Из-за отсутствия эмоций он/она может быть бесчувственным(ой), поэтому не способен испытывать близость. Он/она раздражается, когда другие не могут прочитать его/ее мысли, и считает себя либо хуже, либо лучше других. В отношениях пары партнерские отношения в этой ситуации подменяются отношениями родителей-детей, когда один из партнеров думает, что лучше знает, что на самом деле думает или чувствует другой.

Оба описанных выше способа поведения затрудняют, если не делают невозможными отношения. Там нет диалога – другого челоека не видят или не слышат, потому что не умеют видеть или слышать себя. Независимо от того, насколько они храбрятся перед миром, эти люди глубоко несчастны. Женщины, как правило, печальны, мужчины, как правило, озлоблены – на весь мир и на жизнь.

Здоровая уязвимость

Большинство из нас умеет хорошо предлагать помощь, но не очень умеет просить о ней. Пару лет назад я очень неудачно упала, и этот опыт здорово помог мне осознать (больше, чем мне бы хотелось), насколько я плохой проситель о помощи. Поскольку я месяцами нуждалась в помощи абсолютно во всем, мне приходилось тренировать новый навык в себе каждый день, что было совсем непросто. Благодаря этому я узнала и все еще познаю, как хорошо, когда тебя оберегают и любят. Это исцеляющий и делающей себя покорной опыт, сделал мои встречи с близкими намного глубже и честнее. Тем не менее, я все еще испытываю, как трудно в какой-то момент заставить замолчать тот голос, который слышала в детстве: может быть, я кому-то в тягость, потому что «взрослый» человек должен уметь справляться со всем самостоятельно?

Чтобы другие могли предложить нам свою помощь, нужно, чтобы они знали, что с нами происходит. Однако для этого нам нужно открыться – рассказать о своих чувствах, страхах, потребностях, чаяниях. Потребности, для удовлетворения которых мы нуждаемся в других людях.

Да, зависимость от других делает нас уязвимыми, потому что мы должны частично обнажить своё «я». Вроде как удобнее и безопаснее прятаться и окружать себя защитными валами, но тогда у вас не может быть глубоких и близких человеческих контактов и встреч. Настоящих Встреч с большой буквы. Удобно – не всегда хорошо. Благодаря новому опыту ко мне пришло осознание, что исцеление, общение с другими, уязвимость и переживание глубины отношений – это ежедневный выбор, который приходится делать, и от которого зависит собственное психическое здоровье. Безусловно, это более сложный выбор. Но это лучший выбор.

Loe ka neid postitusi:

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *