Выход из роли жертвы

5. Окт 2020 | Статьи

Автор сообщения: Институт Холистики

Рита Ээварди
Холистический регрессионный терапевт

Роль жертвы знакома всем, кто попал в ураган войны или в большую беду. Эта ситуация драматична и исключительно небезопасна по своей сути, и человек, который в нее попал, находится в тяжелом, иногда даже безвыходном положении. Но часто мы находимся в роли жертвы тогда, когда, на первый взгляд, ситуация вовсе не так драматична, чтобы было невозможно что-то предпринять. Однако участникам кажется, что проблему совершенно невозможно решить.

Как выражается роль жертвы в повседневной жизни? Она может проявляться в отношениях со стареющим родителем, который становится все требовательнее, в том, что человек терпит супруга, страдающего от трудоголизма или алкогольной зависимости, в постоянном напряжении на работе и даже в насильственных и опасных для жизни отношениях. Обычно человек сам не осознает в себе, что он находится в роли жертвы, обвиняет окружающих людей и жизненную среду в своем несчастье и тяжелой жизни, не признавая свою роль и не видя возможностей что-либо изменить.

Где кроются корни роли жертвы?

Изучая обстоятельства жизни и среду, где вырос человек, попавший в роль жертвы, часто можно найти в большей или меньшей степени отсутствие родительской и эмоциональной поддержки. Если домашняя атмосфера в детском и подростковом возрасте была омрачена излишней концентрацией родителей на работе, повышенным эгоцентризмом родителя или опекуна, зависимостью от алкоголя или других веществ, отсутствием сексуальных границ, в семье царили проблемы душевного здоровья, были сильные ссоры и пр., то у подрастающего ребенка не могут развиваться безопасные отношения привязанности с другими людьми и с самим собой. Это, в свою очередь, в значительной мере способствует впаданию в роль жертвы во взрослом возрасте.

Нервная система играет важную роль при формировании роли жертвы.

Американский профессор психологии, психиатр и нейролог Стивен Поргес создал теорию, которая классифицирует автономную (неподчиняющуюся воле) нервную систему человека на три части, которые связаны между собой иерархически: наиболее развитая часть связана с социальным общением, на ступень ниже стоит часть, связанная с борьбой или бегством, самая низшая часть связана с замиранием.

То, как мы реагируем в кризисной ситуации, выражает, какая часть автономной нервной системы служит нам в данный момент. Можем ли мы спокойно отмечать свои реакции и принимать в соответствии с ними разумные решения или находиться в контакте с другими людьми? Или мы начинаем протестовать против сложившейся ситуации и вступаем в борьбу? Или, может, бросаемся в бегство, хлопаем дверьми, прекращаем отношения? Или вообще делаем лицо, как будто ничего не произошло?

То, какая часть автономной нервной системы захватывает управление, часто закладывается в раннем детстве.

Отсутствие родительской поддержки приводит к возникновению чувства нестабильности у растущего ребенка, вследствие чего автономная нервная система активируется и реагирует очень быстро, интуитивно и подсознательно. Чтобы спокойно воспринимать свои чувства и понимать их сигналы, научиться узнавать и принимать свое собственное Я, человеку нужно состояние покоя. Находящийся еще в процессе роста и развития мозг не умеет сам создавать это состояние, для этого нужна безопасная поддержка родителей и окружающей среды. Стыд и опасность очутиться в постыдном положении преследуют человека всю жизнь. Мы являемся социальными существами, беспокоимся, получим ли мы одобрение, достойную оценку, признание в обществе, созданном для людей. Если нам не удастся найти такое место, нам больше некуда будет идти. С самых первых моментов нашей жизни мы пытаемся добиться понимания и любви, а также любить сами.

Если ребенок в среде, которая должна обеспечить ему безопасность, встречается с высмеиванием, унизительной критикой, враждебностью, злоупотреблением и безразличием, он чувствует, что он неценный, несостоятельный, неумелый, не заслуживающий любви и отверженный. Он принимает в отношении себя решение, что не только его определенное поведение неприемлемы, но и он сам полностью плохой и негодный. Даже если провоцирование стыда было непреднамеренным и неумышленным, все равно оно ощущается из-за неудавшегося установления контакта и отсутствия эмпатического отношения у родителей или опекунов.

В небезопасной среде наиболее развитая эволюционно способность социального соотношения выключается, чувство защищенности слабеет. Затем низшие части автономной нервной системы берут управление на себя. Для того, чтобы справиться с опасностью и незащищенностью, активируется стратегия “борись или беги” (сверхвозбудимость). Если и эта поддерживающая жизнь защитная система не дает результатов, свое место занимает самая старая схема “притворись мертвым”, или занятие пассивной позиции, замирание, подчинение(пониженная возбудимость). Поскольку две последние стратегии не подчиняются воле, мы попадаем в роль жертвы в отношении собственных чувств и связанных с нами людей. В отношении своих чувств и других людей мы постоянно находимся в позиции защиты, держа ногу у двери, готовые в любой момент смыться, или просто избегаем контакта, как будто этих чувств или других людей не существует.

Наша нервная система развивается и формируется под действием жизненного опыта и факторов окружающей среды. Незащищенность и эмоциональные травмы постоянно приводят автономную нервную систему в состояние сверх- или пониженной возбудимости. Если в безопасной среде в нас развивается способность использовать свои чувства для регуляции нашей жизни, то в небезопасной среде мы не можем развивать эту способность и закреплять ощущение безопасности.

Способность поддерживать спокойный и расслабленный контакт со своими чувствами, другими людьми или средой быстро теряется в небезопасных условиях роста. Поскольку мы не можем адекватно оценить свои чувства, мы начинаем давать возникающим ситуациями ошибочные оценки, и вскоре нервная система под действием любого незначительного импульса начинает защищать жизнь, активно реагируя избыточно или пассивно реагируя недостаточно. В этом состоянии наше мышление затухает, происходящий внутри нас внутренний диалог прекращает работать, неконтролируемые чувства и ощущения берут власть в свои руки.

Создай, например, в своем воображении ситуацию, когда ты после тяжелого рабочего дня стоишь в очереди в кассу продуктового магазина, неожиданно кто-то протискивается перед тобой и начинает выгружать свои покупки на ленту, как будто тебя не существует. Ситуация неожиданная и неприятная. Как ты будешь реагировать? Ты сразу нападешь на влезшего вне очереди и станешь призывать его к порядку; возьмешь свою тележку и потихоньку пойдешь в другую очередь; сделаешь вид, как будто ничего не произошло; или посмотришь внутрь себя, обратишь внимание на возникшую эмоцию, поможешь себе вернуть спокойствие и лишь тогда решишь, как разумнее поступить в этой ситуации? И теперь нарушителя можно призвать к порядку, перейти в другую очередь или стоять дальше, но это уже будет твой осознанный выбор, ты сам, твои чувства будут увидены и испытанытобой, ты больше не будешь в роли жертвы. Как говорится, сама ситуация нейтральна, и мы можем выбирать, как мы к ней относимся. Реагирование на эмоцию всегда связано с нашим прошлым опытом и не обязательно соотносится с текущей ситуацией. Возможно, что этот человек, уставший после рабочего дня, вообще не обратил на тебя внимания, или у него была другая, совершенно неожиданная причина для такого поведения.

Последствия затянувшейся незащищенности.

Вследствие слишком затянувшейся незащищенности могут возникнуть различные проблемы: постоянная потребность быть по нраву другим; мысли, что ты не хозяин своей жизни и неспособен что-то изменить в своей жизни; чувство, что тобой владеет судьба или другие люди; постоянное ощущение собственной несостоятельности (как партнера, подчиненного, члена общества); попадание в зависимые и истощающие отношения с партнером, своими родителями или взрослыми детьми; постоянное беспокойство о том, “что другие думают обо мне”; отодвигание собственных потребностей; страх провала; сверхвысокое чувство ответственности, вины или возможностей; сверхзабота в отношении других как в частной жизни, так и на работе; постоянное мучительное чувство стыда. Часто могут проявляться и различные физические нарушения, такие как головная боль, боли в животе, бессонница, усталость и пр.

Если внутренняя способность нервной системы удерживать в равновесии уровень возбуждения не работает, человек подсознательно может запускать программу, в которой он пытается уравновесить свои внутренние ощущения в отношениях с другими людьми. Например, корни потребности быть по нраву окружающим могут скрываться в пониженной возбудимости, где вместе зачастую гнездятся еще и стыд и печаль. Желание нравиться другим, поведение, которое слишком адаптировано к их потребностям, а также самопожертвование, как правило, не приводят к прекращению таких отношений. Так человек как будто обеспечивает себе безопасную среду, не обращая внимания на то, что ситуация очень даже небезопасна для его собственного внутреннего Я.

Чувство стыда — это эмоция, в центре которой находится низкая самооценка. Оно отражает нашу разрозненность, разделенность, неполноценность, непонимание или исключение. Стыд проявляется во всей мощи тогда, когда возникает пропасть между Я и другим человеком — разрушение эмпатической связи, понимания, принятия и гармонии, вследствие которой Я каким-то образом оценивается как недостаточное и неполноценное. (Моллон, 2002)

От стыда “защищает” также деятельность, перфекционизм, высшие достижения, выпячивание себя и жизнь “больше, чем есть на самом деле”. Так можно повышать и понижать мощность болезненного чувства стыда.

Жизнь в режиме ожидания, принижение себя и своих способностей может быть результатом реакций автономной нервной системы, обусловленных незащищенностью.

Ослабленная внутренняя способность оценивать безопасность может привести к ситуации, в которой постепенночеловек окажется в слишком обременительных и тяжелых отношениях. В этих отношениях может показаться, что они безопасны, но тело будет работать на пределе возможностей, находиться в абсолютном стрессе и состоянии тревоги — но состояние и ощущения тела будут казаться знакомыми по прошлым отношениям и поэтому “безопасными”. Так человек, который вырос в доме, где присутствовало насилие, подсознательно выбирает из числа кандидатов именно такого партнера, который вызывает у него знакомое (домашнее) чувство, не отдавая себе отчет, что это домашнее чувство можно назвать как угодно, но не безопасным.

Иногда может проявляться сниженная способности воспринимать приятные ощущения, человек воспринимает их как чужие, поэтому опасные и угрожающие. В этом случае любящий и настроенный дружелюбно партнер не сможет дать знакомое “чувство защищенности”, он будет отвергнут как неприятный и скучный.

Восстановление

С точки зрения автономной нервной системы, первоочередную роль играет получение восстанавливающих и безопасных впечатлений, например, в надежных отношениях или во встречах с терапевтом. Также важны различные изображения-образы убежища, при помощи которых можно успокоить нервную систему.

Возможность установления контакта как со своими чувствами, так и с другими людьми растет по мере того, как растет наша способность сохранять спокойствие при встрече со своими чувствами и другими людьми. Вначале такой контакт может показаться крайне угрожающим. Привычный сценарий сразу запускает все сигналы тревоги, а спокойное четкое мышление готово покинуть нас.

Восстановление контакта возможно при помощи спокойного исследования, осознания и признания себе сигналов тела, избегая поиска эмоциональных связей. Просто обращать внимание: как я дышу, какое у меня сердцебиение, есть ли у меня в теле какие-то ощущения, движения, чувства. В процессе исцеления и в восстановлении контакта очень важны приемы, направленные на тело. Концентрация на ощущениях здесь и сейчас, осознании этого момента, признании и формулировке его очень помогают укрепить нервную систему.

Сопоставление эмоций с состояниями тела разумно вводить постепенно и лишь после того, как мы научились сохранять спокойствие при встрече с нашими чувствами и другими людьми. В этом случае мы способны удержать эмоциональную немоту или переполненность на расстоянии, а когнитивный наблюдающий свидетель всегда будет рядом.

В процессе терапии первым, спокойным наблюдателем и свидетелем становится терапевт. Если клиент ощущает, что его внутренний мир приемлем для другого человека и не вызывает отторжения, не отпугивает другого человека, это придаёт ему смелости еще больше раскрыться и самому начать интересоваться своим внутренним миром. Потихоньку выясняется, что в определенной мере там есть что-то красивое и ценное, что вследствие ошибочных решений и реакций других людей было признано постыдным и потому спрятано.

При помощи холистического путешествия можно создать убежище и на более глубоком, подсознательном уровне, и возвращаясь в своем воображении в ситуации, при которых чувство безопасности пропало, придать внутреннему я смелость пройти их заново и получить новый опыт в присутствии уже спокойного поддерживающего наблюдателя. Иногда при помощи терапевта намного проще навести мосты с различными ощущениями тела, эмоциями и мыслями, да и процесс проходит быстрее.

Так внутри нас может развиться добрый надежный родитель. Исследования показали, что ситуации, когда при проявлении своих чувств и в присутствии других людей мы можем сохранять спокойствие, дарят нам ощущение безопасности, а это, в свою очередь, делает возможным развитие и созревание нервной системы. Первым и основным условием перемен является свобода от стресса. Поэтому поддержка исцеления должна быть очень теплой и сочувственной, а также свободной от напряжения, даже если процесс идет насколько угодно медленно и нескладно. Это касается поддержки, которую мы даем и себе, и другим. Самое важное — повышение понимания, тепла и сочувствия к себе.

В то же время, всегда актуальна такая подсознательная стратегия выживания, при которой нервная система склонна чрезмерно реагировать на ситуации. Мы допускаем чрезмерные реакции и попадаем в обременительные отношения с другими людьми не из-за своей глупости или непонимания. Наша нервная система изобретательна, она решает за нас, когда, например, уместно сохранить энергию, приглушить свет, провалиться в депрессию: “я такая умная, что не сочла нужным тратить свои силы и жить в полной мере в среде, где жизнь не уважают.” Мы можем быть благодарны стратегии выживания нервной системы, потому что она проделала за нас огромную работу. Благодарность высказана, теперь время сделать переоценку и спросить себя, это именно та жизнь, которой я хочу жить? Здесь открывается дверь для моментов, дней, месяцев и лет, когда мы будем замечать, что что-то изменилось. Мы можем заметить, что мы продвинулись дальше, при помощи осознания мы способны делать активные выборы, наше внутреннее Я может выражаться все свободнее, вся красота бытия, которая была скрыта годами, становится проявлена, мы можем наслаждаться ей сами и дарить ее окружающим нас людям.

 

Подпишись на рассылку


Regressiooniteraapia bänner

Salasõna meditatsioonid

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *