Катрин Алуев

холистический регрессионный терапевт

 

pexels-photo-236220Я смотрю, как мой муж балуется с детьми у бассейна. Дети пищат, визжат, смеются, прыгают в воду и бегают вокруг бассейна. И мой муж тоже. Он по одному бросает детей в воду, а дети семьи друзей ждут в очереди, чтобы и их потаскали. Шум стоит ужасный. Но меня беспокоит не шум. Меня грызет другое чувство. Я понимаю, что меня грызет зависть. У меня не было такого отца, который занимался бы со мной такими глупостями.

На прошлой неделе мы праздновали день рождения моей младшей дочери. В очередной раз я поняла, что принимаю многие вещи слишком серьезно, потому что мой отдел паники присутствовал в полном составе. В моей голове уже за несколько дней до дня рождения крутилась сотня вопросов: что подать; сколько; как развеселить детей; что будет, если пойдет дождь; а вдруг все будут у бабушек за городом; а вдруг никому не будет весело; а вдруг аниматор будет скучным; а вдруг придет слишком много детей и т.д. и т.п. Моего мужа это, разумеется, веселило и он подшучивал надо мной.

Когда начался день  рождения, я все время следила за младшими гостями, чтобы всем все время было весело, чтобы хватало еды (мысленно я уже шла в магазин в третий раз), чтобы тучи не принесли дождь и т.п. А мой муж бегал с детьми и играл с ними в игры, которые предлагал аниматор. Никакого напряжения. Чистая радость и веселье. И снова я почувствовала, что меня грызет зависть. Я завидовала тому, что он может так легко, так играючи воспринимать жизнь.

Одной из важнейших ролей отца и есть быть тем, кто занимается глупостями, щекочет, дразнится. Он и учит тебя не воспринимать жизнь так серьезно. Он уравновешивает беспокойный и более серьезный по своей природе характер матери.

Мы женщины — мастера в том, чтобы слишком серьезно воспринимать жизнь, нередко мы обвиняем мужчин в их беззаботности. Мы часто забываем, что в паре мы и достигаем равновесия.

Этим летом я внимательно наблюдала за женщинами. Женщины все время боятся за своих детей, они опекают своих детей, а иные так и вообще окружают их страхами. На любое действие женщины всегда найдут какое-то предостережение. Женщины так осторожны, беспокойны, полны страхов.

Я и сама не без греха. Недавно у меня был спор со старшей дочерью и мужем насчет возвращения домой в темное время суток. Я видела замешательство в глазах моего мужа, он не понимал, чего я боюсь. А в глазах соседки я увидела четкое понимание, когда я пожаловалась ей. И все же глубоко внутри я поняла, что у моего мужа есть (все-таки) право быть спокойным. И снова, у меня не было такого отца, который вдохновлял на приключения. У меня была сверхбеспокойная мать, которая работала в уголовном суде и которая при грозе приказывала даже заколки снимать с головы.

Сейчас я поняла, что если у тебя нет этого дурачащегося человека в детстве, ты можешь иногда, если не всегда, воспринимать все слишком серьезно. Тогда тебе порой будет сложно акцептировать и даже выносить эту дурачащуюся сторону своего мужа. И, конечно же, во Вселенной существует этот мистический баланс — если ты слишком серьезно воспринимаешь жизнь, ты можешь спокойно получить свою противоположность, чтобы вы оба могли научиться.

Я не могу повернуть время вспять и обрести отца в своей жизни. Но я могу научиться у своего мужа.

Спроси себя:

* Когда я могла бы принимать жизнь менее серьезно?
* Когда я могла бы беспокоиться меньше?
* Когда я сею в своих детях и других людях вокруг себя ненужный страх?
* В чем я могла бы больше доверять Вселенной?
* У кого бы я могла сегодня научиться беззаботности и игривости?